Den Uneni rozhdeniya

Рождение Юни, 29-08-2014

Все наши предыдущие роды были в больших городах, где у нас был выбор медицинской помощи, если она была необходима. Но стало очень ясно, что Бог хотел, чтобы мы рожали этот раз в нашем доме в селе. В последние недели беременности, Бог спас меня от всех моих страхов, связанных с рождением, чтобы я могла с уверенностью сказать, что Его дизайн родов работает, и в большинстве случаев, рождающие пары не нуждается в помощи. C рождением Андрея (3го) я знала это, но меня все еще мучили страхи и “ну что, если….” Это был для меня самый мирный вход в семейное рождение (т.е., роды без брача) для меня. И это действительно повлияло на то, как пошли роды.

IMG_3569

Какой-то вид ранних родов начались около понедельника, но вторник, среда и четверг были тихими. В четверг вечером начались ранная фаза роды, но, к счастью, мы все пошли спать и выспались. Я проснулась около 5 утра, как обычно за последние недели. Дела (рождения) пошли дальше, и я хотела, чтобы Виталий спал как можно дольше, пока все это не стало напряженным.

IMG_3570

Около 8 часов утра, возможно, я попросила его наполнить ванну для меня. Эти схватки были такими же, как при рождении Андрея – и он был позади (posterior), и не было никакого утешения. Но на этот раз вода помогла.

IMG_3571

Андрей некоторое время лазил в ванной со мной и сидел у моей головы или играл у моих ног. Я оставалась в ванной болшинство времени.

Эти схватки были очень больно. И Виталий сидел рядом со мной, и я держался за его руку и стонал. … Но на самом деле, делать это звук болела еще хуже. Глубоко дышать потом вокализировать давил на мою матку и она болела больше.

Одна вещь, которую я узнала от этого рождения – каждое другое рождение, я искала утешения вне себя – массаж и т.д. – кто-то еще реагировал на мою боль со мной. Но в этом рождении я научалась находить утешение в Боге внутри себя:

Начнала схватка, и я начала молиться. Я расслабила область своего живота и начала благодарить Бога за то, что это хорошо, что все это нормально, и что я чувствовала себя хорошо, и затем просто проходила список, благодарая Бога за различные вещи. Виталий сидел возле меня, и он думал, что роды прекратились – и у меня были самые тяжелые схватки! (Но я, как доула, отчетливо слышал мои изменения в дыхании каждый раз, когда начиналась схатка- если бы я сидела бы рядом с собой, я бы знала, каждый раз  😉 )

Виталий отправил наших троих детей поиграть у соседей за несколько часов. И я сказала ему, что хочу кесарево сечение. Будучи не дулой, он сказал, что я сошла с ума, даже подумав об этом, чтобы обменяться небольшой болью, которая скоро закончится с болью, которая будет длиться неделями. …. Но все ровно– Эти роды для меня очень болезненны.

Мне казалось, что это продолжалось вечно, и я продолжала задаваться вопросом у себя, будет ли этот этап возрастающей болезненности заключительным этапом… пожалуйста… (В целом, активная фаза и фаза туженя были около 5 часов все вместе– намного лучше, чем у Андрея, который был около 14 часов, не считая даже ранную фазу родов.) Виталию тоже понравился эти роды намного больше, потому что я не так много вокализировала.

IMG_3572

Итак, дети у соседей, и я хочу попробовать выйти из воды. Я не буду показывать фото, потому что у меня не было одежды. Я попыталась выйти, и это было время, когда начался какой-то чувство, что тужеться. Это было странно. Это не было четким переходом от обычных схватках к фазу тужаться. Это было смес сначала– схватка, потом тужалась, потом схватка…

Я скоро вернулась к воду, затем вышла. Это было очень дезориентирующим и болезненным.

Когда я стала более четко тужаться, я добралась до спальни и присела на корточки на полу возле кровати, спиной на кровати или опираясь на край кровати.

Голова ребенка двигалась вверх и вниз во мне, опускаясь, а потом снова проглатывалась внутрь.

Наконец ее голова начала выйти. Я чувствовала растяжение и жжение, но я также чувствовала ее лобную кость против моей лобковой кости, и она не вышла. Она вернулся внутрь после того, как схватка закончилась.

Виталий пошупал голову и смотрел на нее, потому что что-то было странно. Как будто не голова.

Оболочка была над головой, иуповина шла и над головой, как от лба до затылка (назад). Он прокаливал дырку в оболочкой с ногтями (он сказал позже, что это было эмоционально трудно сделать – и что он не говорил мне все в данный момент), вода вышла, мне тужалась, и ее голова вышла! А потом ее тело со следующой схваткой. Как я теперь благодарна за то, что меня не было в месте, где оболочка с водой обычно прокаливают во время родов или после 6 см – что случилось бы без подушки воды вокруг пуповини?!

За всю свою жизнь я никогда не видела столько на одного новорожденного! Она была розовой и дышала прекрасно, почти сразу. И о, я чувствовал себя потрясающе. Да, я чувствовал себя великолепно сразу. Это было так здорово!

Вот светящиеся я, в минутах после ее рождения, все еще в конце кровати. Я не сказала вам, что чувствовала себя потрясающе? ??!!!??!!!

IMG_3586

В этот момент я также заметила, что у нас есть девушка – все, кто предсказывал, сказал мальчик, включая Виталия. Лично у меня нет никаких намеков на этот счет до рождения.

Мои родители не были на Скайпе в этот момент (это было около 1:20 днем здесь), поэтому мы связались с моей сестрой в США по поводу новостей. Это было весело и быстро потому, что я хотела полежать и отдыхать. Я до сих пор хочу полежать и отдыхать. 🙂

Во время все этого болезненных родов я мечтала о том, чтобы лежать без боли с мягким новорожденным рядом со мной:

IMG_3592

🙂

Я могла бы сфотографировать этот вид тысячу раз.

IMG_3594

Дети пришли домой. Андрей увидел, что она кушает его молоко, и заплакал, и сам отказался кормить грудью. Но довольно скоро он стал очарован этим ребенком, которого он настаивает на том, что он мальчик, и ее деятельностью по грудному вскармливанию.

IMG_3598
IMG_3599
IMG_3603

Мы оставили пуповино без изменений на ночь, а Скайла перерезала его на следующий утром. Нам всем будет легче ее удержать, если мы перережем пуповино (вместо того, чтобы рожать “лотос, о чем я иногда мечтаю).

IMG_3609

Ее зовут Юна, мы думаем, хотя мы не уверены. И мы пока не уверены, скольно она весить.

Она выглядит так, как она мой самый маленький ребенок из всех. Хотя все спрашивали, есть ли у меня близнецы, я такая большая была. Я ответила нет, просто один большой ребенок, как обычно. И вот она даже не большая! Она конечно чувствовала огромной во мне. Это был один страх, который у меня был после рождения ребенка весом 4 с чем-то кг, что она будет чудовищно большой и не сможет выйти. (Я тогда напоминала себе, что у людей действительно есть дети 4,5 – 5 кг, и они часто выскальзывают прямо…). Ну, теперь мы все можем смеяться об этом – она маленькая сладкая бусинка.  🙂

В заключение, я приведу цитату из моей молитвенной книги, на дня рождения Юны, подходящего материала для беременности и родов:

Вы должны передать себя и весь свой внутренний опыт, свои искушения и переживания, свой темперамент – всем на попечение и сохранение вашего Бога, и оставить их там. Он создал вас, и поэтому Он понимает вас и знает, как управлять вами, и вы должны доверять Ему сделать это.~H. W. Smith quoted in Joy & Strength by Mary Wilder Tileston, reading for Aug 29.


Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих; умастил елеем голову мою; чаша моя преисполнена.
Так, благость и милость да сопровождают меня во все дни жизни моей, и я пребуду в доме Господнем многие дни.

Пс 22: 5-6

the holocaust and abortion

This is a sensitive post. Continue at your own choice. I will not be showing any photos, just text.

I’m kind of uncomfortable writing this, because my thoughts are uncomfortable to myself.

I always thought that comparisons to abortion and the holocaust were a little … cheesy? going overboard?

Then Wednesday, we spent two hours in the National Holocaust Memorial Museum.

[Anne starts to cry.]

I’m not sure how best to explain this.

You take a huge elevator to the fourth floor, and chronologically move down the floors. The fourth floor starts with how Hitler could even come to power and the intense propaganda he used to target the Jews (and a few other groups). How he dehumanized and lied about them. And how he made them out to be the enemy.

How he slowly made laws that pushed them out of society. Marking their stores/businesses for boycott, taking away their businesses, moving them to ghettos, creating killing squads… It was very elaborate. And because of the poverty, struggles, and etc. going on in Germany after WWI and the Great Depression, people …. mostly did nothing and believed a lot of what he said, esp early on.

You move down, and you come to a floor with concentration camp remains, models, etc. In a discretely-placed, enclosed box, you can lean over and watch video showing the inhumane experiments performed on them.

There are black and white photos of the mass graves, piles of bodies.

Down more. The allies were actually shocked to find these camps. NO ONE KNEW. or Very Few Knew. I guess from our perspective now, I’d just assumed we knew the atrocities going on and we were fighting this war in order to rescue these people and stop the madness. But no, we didn’t know.

The final floor, you can watch the Nuremberg Trials for war crimes. That was …. hard, watching grown men maintain composure while … describing things.

You also see statements about how most Germans did nothing.

Some bystanders sought to exploit the situation [for] personal gain, but most merely stood by, neither collaborating nor coming to the aid of the victims. Passivity amounted to acquiescence, and the planners and executors of the “Final Solution” counted on bystanders not intervening in the process of genocide.

You saw small displays of small, hero groups who all mostly died doing things trying to thwart the evil. I was touched by this poem by Hannah Senesh (1921-1944– 23 years!) from Yugoslavia.

Blessed is the match consumed in kindling flame.

Blessed is the flame that burns in the secret fastness of the heart.

Blessed is the heart with strength to stop its beating for honor’s sake.

Blessed is the match consumed in kindling flame.

So, uncomfortable pause:

I wasn’t expecting to see all the parallels, but after so many years of legalized abortion, they are screaming at me.

The propaganda of freedom and empowerment and salvation. Making an enemy of and destroying a people who are innocent. The pictures of dead body piles– only ours are in color. The experiments. The nastiness of selling and abusing these moms and babies under lying pretenses. How we are mostly oblivious and shrug ourselves to pass by. It’s legal. It’s regulated, right? It’s not me actually doing it. Sheesh, I’m not the one closing the doors of the gas chamber. Not even close.

The war trials … Listening to Abby Johnson…

Survivor stories…..

Anyway. My discomfort is also the fact that I’m …. well, maybe I’m not just a bystander, but I’m not in a small, hero group either. I mean, we hero-ize them now. But back then, they were not heroes. They were the crazies, a little too extreme for our comfort, and why make all that fuss?

I’m not even advocating for small hero groups. But I do advocate for a return to love and humanity from this monster. I don’t know how to advocate for this. But I will make myself uncomfortable and write this blog post.

Midlife changes

As I was chatting with another midlife’d friend recently, I had two insights:

  1. My search for something more to do in midlife is a different search from when I was younger. Before, I was more searching for who I am/will be. In midlife, I’m more searching for continued usefulness and maintaining contact.
  2. I no longer have the intensity of youth. Maybe I miss it, but I’m just too tired and spread out to have intensity or passion about things like I used to.
  3. I feel a bit of a spiritual malaise, too, and a feeling of coasting along— so many years of prioritizing the lives and education of my kids perhaps has this effect. Or years of repetition…. ? I would like to get out of this.

These are not bad things, they just are observations of this time in life.

Our American history-civics trip: Washington, DC

On Sundays, the Washington National Cathedral is free to visit. Even parking in their garage is free! So I wanted us to go around 12:45, when services are over. Then Vitaliy said, Why don’t we just go to a service? So I looked up the times, and we decided to go to the 11:15 service.

I’m embarrassed to say that I never knew America had such gorgeous places. I thought they were all in Europe!

The WNC is beyond gorgeous. We weren’t allowed to take pictures during the service, so these are afterwards


The service was very full of Scripture readings, prayer, responsive things, The Nicene Creed. In the sermon, which was really well-written and well-executed, the enemy of your soul was your own sense of shame. So that’s what you needed to be saved from, not your sin.

The service was extremely inviting, well-organized, welcoming of visitors and first-time guests. We all had booklets given to us that told us very clearly when to stand, sit, speak responsively, recite aloud, etc.

I was especially struck by being in the capitol city of my country, and hearing preached that we need to be forgiving and peacemaking…. Not sure how many countries have those ideals.

That experience on Sunday, then our Monday were my favorite two days of the trip.

Monday we walked around the gorgeous Library of Congress. Vitaliy was inspired by the replica of Thomas Jefferson’s library.

Then we went on a tour of the Capitol building

The Botanic Garden was wonderful, too

In the evening, we walked around the monuments, war memorials, reflection pool:

Glorious days.

Our American History-Civics trip, part 1

As many of you know, Vitaliy’s in the process of becoming a citizen. And our girls actually don’t know all that much about America, though they are citizens. And I have two friends currently around DC, so all this came together to create a desire in me to go on a trip.

I think it was God’s idea somehow, because He providentially arranged it all so beautifully and logically in ways I wasn’t knowledgeable enough to plan. I want to share what we did, and the thoughts I’ve had as an adult American, mostly expat person.

We drove up to Va Beach all day Wed. We took only our two older daughters, who are 12 and 13. This was nice, because it was age-appropriate for them and the activities all involved lots of history, walking, standing, sitting, listening, learning.

We weren’t sure where we’d be sleeping around Va Beach, and I wanted to visit Jamestown, at least. As we drove to the drop-off house for all the Togo mission supplies we were delivering to Va Beach, I noted that we passed First Landing State Park, and in talking to the man who lived there, he mentioned we could camp there. That’s what ended up working out.

It was the historical (true or not?) marker site of the first landing, and it had a great beach. So every morning and night, the girls and usually Vitaliy would go catch crabs on the beach (Skyla read that they are called Ghost Crabs), and they’d boil and eat them. They were delicious, so they told me 🙂

Thursday: Drive up, find campground.
Cost of camping: $40/night for three nights = $120.

Friday: We went to the Jamestown Settlement Museum. ($60 total entrance fee for 3 adults, 1 child) This is not the actual site of Jamestown (that’s a mile up the road from them), but it’s the site of a neat living-history museum where “actors” dress up, and we can ask them all sorts of questions and they’ll explain their way of life, current events, etc. There’s an Powhatan Indian camp, the fort, and the ships to see. All have actors working in them. We spent about 6 hours here, and had our picnic lunch. We listened to/watched documentaries of Jamestown, and the girls have read a lot of books about this time period, too. So this was neat.

I learned from the kitchen actor what is means to “bank a fire.” I’d always wondered what that meant, and he explained that it’s putting ashes over the live embers so the embers will keep for the night, hopefully, and you can start them up in the morning.

After that, while we were in the area, we were tired, but we drove to Colonial Williamsburg. We didn’t pay the entrance fee (that is like $40/person)– that will get you into all the buildings– but canyone can just walk the streets, see the people dressed up, see the architecture and way of life. After all the Jamestown information exploding our heads, we were too tired to absorb much more info, so it was nice to just walk around.

Then, while we were close, we drove to and walked around the Yorktown section, too. We got Ben & Jerry’s ice cream.

Then we went back to the campground and the girls hunted crabs …

So this is what I learned, for trip planning: these four places are the logical-to-visit sites in this chronological order: First Landing State Park (but if you’re not camping, you could probably just skip this), Jamestown (early settlement of Va Company), Colonial Williamsburg (colonial time), Yorktown (site of Cornwallis’s surrender to Washington at the end of the Revolutionary War).

Saturday, we visited friends and spent time on the beach again.

Part 2 is Washington, DC

Razmishleniye o moyom myzhem

Размышление о моем муже

Вчера у Виталия исполнился 41 год. Большинство людей не знают моего мужа, потому что он не спешит открывать сокровище своего сердца. И ему тоже просто трудно это сделать. Но для меня это большое благословение и привелегия быть так близко к нему, поэтому, я собираюсь немного «интерпретировать» моего мужа для публики 🙂 Я хочу сделать это, потому что он такой благочестивый человек и вообще интересный человек.

Мне потребовалось несколько лет, чтобы понять глубину мыслей и идей о богословских вещах, которые есть в его уме. В общем, Виталий обладает очень сфокусированным умом, способным обдумывать и понимать поразительно сложные вопросы. И он способен выразить эти вещи довольно просто.

Большая часть мысленной жизни Виталия вращается вокруг его проповедей. Он проповедует уже 24 года, и в украинской селе, где он начал свою духовную жизнь, проповеди должны были длиться один час. Так что, возможно, это те были первые годы после его обращение к Богу, которые научили и дисциплинировали его ум, чтобы он обдумывал о словах, мыслях, и путях Бога, и как выражать это людям.

Пастор одной церкви-партнера однажды показал Виталию свою обширную систему каталогизации для своих книг и подготовки к проповеди, и в то время Виталий придумал на своем компьютере способ связать и классифицировать конспекты проповеди, заметки и другие материалы для своей проповеди. Поэтому, когда он работает на своем маленьком ноутбуке во время проповеди, это то, что он делает, и почему он также проповедует из своих конспектов на экране.

Он читает таких людей, как Мартин Лютер, Джонатан Эдвардс и другие пуритане, чьи имена начинаются с Джона 😉 . Он умеет синтезировать их идеи. Виталий устно практикует, как лучше сказать свои мысли– он много, много разговаривает о том, что он учиться, хотя ему трудно быть общительным на публике, поэтому я, в основном, выслушаю его ранние размышление о том, что он изучает. И я многому узнала и научилася из за этого.

Один особый период интенсивного духовного роста, около 2008 года? произошло в Виталии, и, слушая его и читая некоторые вещи, которые он указал мне, и наши дискуссии– это было, вероятно, самое глубокое время духовного созревания в моей жизни.

Он много полезного практикует и учят нас примером. На пример, он говорить, что нам нужно быть открытым для переосмысления отрывков из Писания. Часто в незрелости мы думаем, что уловили смысл какого-то места Писания. Но по мере того, как мы продолжаем расти, мы должны быть в готовы возвращаться к этим местам и позволить Богу заново сформировать наше понимание. Это один из способов, которым мы продолжаем расти.

Виталий имеет многолетний опыт в пасторских вопросах, и это также удивила меня, когда я поняла это. Из молодости, ему пришлось выслушать и решать многие практические вопросы в жизни людей в области консультирования, а также его вдумчивость и духовное понимание, дает ему много мудрости в решении ситуаций.

Наверное, самое сильное качество в жизни Виталия – это самоконтроль (или воздержаине). Я думаю, что это связано с его обращением к Богу. До этого, он был очень жестоким человеком, который использовал свой разум и физическую силу в разрушительных целях. Наверное, для него было очень хорошо быть спасенным в довольно строгой церкви / среде. Все эти привычки были в основном отключены за один момент. Он имеет огромный контроль над своими словами, тоном, действиями и т. д., И я думаю, что это связано с этим временем.

Мы с Виталием тоже очень чувствительные души, я надеюсь в хорошем смысле, поэтому ни один из нас не может долго терпеть чувство эмоциональной дистанции в наших отношениях. Таким образом, мы довольно дружны в этом смысле. И я ценю его способность сочувствовать моей ситуации и опыту.

Он, вероятно, пришел более вдумчиво, чем я, в международные браке.

Я оценила его честность с деньгами и другими делами.

Иметь детей это его второе детство. Он хорош тем, что он не считается себе неудобно делать что-то с детьми. Он даже не рассматривает это как неудобство; он просто признает, что, когда он вовлекает детей, он должен замедлиться и, вероятно, не делать так много.

Он борец, стрелок, игрок с мячом— он родител-веселый, которым я никогда не буду.

Еще одно замечательное качество Виталия в том, что он упрямый / решительный. Это периодически сводит меня с ума, но гораздо чаще это то, что дает ему силы доделать задаче, решить проблему, ремонтировать вещи, справиться с невеселым занятием, выучить другой язык и т. д.

Итак, немного о Виталие в этот его 41-й день рождения.

И стихи о которых о всегда думаю, на ДР Виталия:

Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна. Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь.

a meditation on my husband

Today is Vitaliy’s 41st birthday. Most people don’t know my husband very well, as he is slow to open the treasure of his heart. And it’s just hard for him to do. But I have been privileged to be the one blessed to be so close to him, so I’m going to “interpret” my husband a bit, for the public. I want to do this because he’s such a godly man and a generally interesting person to know.

It took me a couple of years to realize the depth of thoughts and insights about theological things. In general, Vitaliy has a very focused mind that is able to mull over and comprehend in amazing depth complex issues. And he’s able to express these things fairly simply (in three languages, no less 😉 ).

Much of Vitaliy’s thought life revolves around his sermons. He’s been preaching for 24 years now, and in a Ukrainian village, where he started, sermons are expected to be an hour long. So maybe it was the early years after his salvation that taught and disciplined his mind to circle around God’s thoughts and ways and how to express this to people.

A pastor of a partnering church once showed Vitaliy his extensive cataloging/interlinking system for his books and sermon prep (something like this), and at that time, Vitaliy set up, on his computer, an intricate way to interlink and categorize sermon notes and other materials for his preaching. So when he has his little laptop out during sermons, that’s what he’s doing, and why he preaches from his screen notes, too.

He’s read people like Martin Luther, Jonathan Edwards, and other puritans whose names begin with John 😉 He is able to synthesize their ideas adeptly. Vitaliy is an external, verbal processor, though it’s hard for him to be gregarious, so I’m basically the one who listens to him for longish periods of time, I listen to his early formations of how to express things he’s learning. And I have learned tons from this.

One time of intense spiritual growth, around 2008, maybe? occurred in Vitaliy, and by listening to him and reading some things he pointed out to me, it was probably the deepest time of spiritual maturing ever in my life.

One thing Vitaliy says that has stayed with me is: to be open to re-understanding passages of Scripture. Often, in immaturity, we think we’ve grasped some passage or idea. But as we continue growing, we need to be OK with revisiting those places and letting God re-form our understandings. It’s one way we keep growing.

Vitaliy has years of experience in pastoral issues, which also surprised me when it dawned on me. Just having to deal so long with so many practical issues in people’s lives in counseling, along with his thoughtfulness and spiritual insight, gives him a lot of wisdom in handling situations.

Probably the strongest quality in Vitaliy’s life is self-control. I think this stems back to his conversion. Before he was saved, he was a very violent person who used his mind and physical strength for destructive purposes. It was actually very good for him to be saved into a pretty strict church/environment. All those habits were basically cut off at one time. He has immense control over his words, tone, actions, etc., and I think this stems back from this time.

Vitaliy and I are both pretty sensitive souls, too, in a good way, I hope, so neither of us can bear for long the feeling of emotional distance in our relationship. So, we’re pretty tight-knit in that way. And I appreciate his ability to sympathize with my situation and experiences.

He probably came more thoughtfully than I into an international relationship.

I have appreciated his honesty with money and other dealings.

Having children is his second childhood. He is good about being inconvenienced in order to do things with the kids. He doesn’t even view it as an inconvenience, which is nice; he just accepts that when he’s involving the kids, he has to slow down and probably not do so much.

He’s the wrestler, gun-shooter, ball-player parent of fun that I will never be.

Vitaliy’s other great quality is that he is stubborn/determined. This periodically drives me nuts, but much more often, it’s what gives him staying power to get a job done, to get a thing fixed, to work out an issue, to follow through with the un-fun, to learn another language, etc.

So, that’s a little about Vitaliy on this, his 41st birthday.

Husbands, love your wives, just as Christ loved the church and gave himself up for her to make her holy, cleansing her by the washing with water through the word, and to present her to himself as a radiant church, without stain or wrinkle or any other blemish, but holy and blameless. In this same way, husbands ought to love their wives as their own bodies. He who loves his wife loves himself. After all, no one ever hated their own body, but they feed and care for their body, just as Christ does the church—for we are members of his body.

materinstvo: borba c chuvstvom tsennosti

Моя подруга попросила меня опубликовать здесь свои комментарии из FБа, поэтому я их немного переорганизовивала и редактировала. Мы обсуждали наше чувство непризнания и обесценивания как мама, которая “сидит дома”. Это часто внутренняя борьба. Даже когда наши мужья вообщем благодарние и поддерживают нас. Вот мои мысли об этой теме:

Во-первых, я хочу сказать, что хорошо поднимать эту тему, потому что многие из нас борятся с этим когда-нибудь. Поэтому нам нужен иметь словарный запас, по которим мы можем вести свои мысли и разговори, и нам нужен способ обдумать этой теме. Часто это циклическая борьба – это не то, что мы один раз выяснили, тогда все хорошо. Это больше похоже на то, что мы должны выяснить, как правильно справляться с этими повторяющимися мыслями и чувствами. (Потому что я думаю что, когда мы на пенсии, например, мы будем испытовать тоже такие чувства и мысли, что мы не отценимые или чувства безсмыленности жизни.)

Но также, я могу знать правду логически [что то, что я делаю действительно ценно и достойно] , но мои чувствуа, что это действительно правда— часто это разные вещи (логика и чувства). Чтобы проиллюстрировать разницу между логикой и чувствами, я помню, около 8 лет назад, я читала Псалом 22 – злачные пажити, тихие воды, преисполнена чаша … и я подумала: Вау, как это звучит романтично, но что за шутка?!?! Я не чувствую, что все это правда! Моя чаша пустая! Эмоционально, я в пустыне …

И мне пришлась сделать выбор в тот момент: давить на Бога за ответа- или, скорее всего, Он давил на меня, чтоб дать мне понять Его истину. И я помолилась и сказала, что я не чувствовала, что это правда, как Он описывал мою жизнь, но это должно быть истиной, если Слово так говорит, поэтому, пожалуйста, помоги мне увидеть и почувствовать, что это действительно истина.

Его ответ не пришел определенным образом. Он пришел медленно, незаментно. И это не был не тот ответ, как мы хотели бы его видеть- это не был постоянный эмоциональный подъем или чувство возбуждения во всех моих мирских, банальных обязанностях.

Я даже не знаю, как это объяснить, потому что я все еще борюсь иногда с чувством и мысли “какова ценность того, что я делаю”. Однако я также больше вижу ценность этого. Моя чаша действительно полна, и я отпустил многие ожидания, которые ограбили меня – например, что я должна была убирать, как ФлайЛеди, или вести домашнюю школу как Шарлотта Мейсон (ладно, я очень люблю ШМ, но я не совершенно исполняю ее философию).

Но я поняла, что все мои борьба, в конечном счете, были хороши для меня – они были злачными пажитями, делающими меня сильным и здоровым, способным служить другим и Богу – не так, как я представляла себе, как “супермама” или что-то подобное.

… Я просто хотела повторить, что мы должны думать об этой теме, потому что она мучает многих из нас время от времени, и мы должны позволить Святому Духу утвердить нас в мире и в нашем «здравом уме».

В последнее время я размышляла о том, что я могу понять феминистки, хотя я не согласена со многими из их выводов. Здесь много очень реальных факторов: Промышленная революция перенесла зарабатывание денег вне дома. Единственный способ, по которым я «зарабатываю деньги» как мама, которая “сидит дома”, – это то, на что я не трачу – насколько экономно я могу школу сделать с детьми, как экономно я могу покупать продукты и готовить еду. … Промышленная революция также изменила работу, чтобы ее можно было выполнять быстрее, и пища (еда) гораздо быстрее и проще готовить, чем раньше.

И большая часть работы, которую делает мама (которая “сидит дома”), исторически и в настоящее время выполняется слугами или рабами. Итак, мы логически знаем, что вся наша работа ценится в Господе, однако в обществе и внутри нас, это не так.

Вот мысли, которые помогли мне:

  1. Движение «наслаждайся моментом» – Фу! Мне лучше: “наслаждайтесь воспоминаниями” – ДА! Я отказалась от одного призвание, чтобы остаться дома со своими детьми. Больно, как ничто иное не причиняло мне боль, и очень долгое время, и на самом деле, я только недавно смогла избавиться от этой боли и разочарования. Но сегодня, спустя 13 лет, я рада, что сделала этот выбор.

2. Я могу сделать выбор “сидит дома”, учить детей дома, и так далее— и я смогла бы это сделать ужасно. Просто сделать «правильный выбор» (для меня) не означает правильный конец. Артур Пинк в своей главе «Руководство Бога» (в своей книге «Атрибуты Бога») рассказывает о том, как после выбора мы должны продолжать просить Бога помочь нам, чтобы мы правильно исполняли Его воли, согласно Его путям.

3. Я отложила много своих ожиданий для себя. Я перестала ожидать, что я буду готовить три раза в день. Я перестала ожидать, что я буду ЛЮБИТЬ все свои обязанности (раньше я чувствовал себя виноватым, что не могла заставить себя любить это). И моя домашняя школа… Она работает по нашему.

4. Мой муж делегирует работу к нашим детям. И это помогло мне с готовкой, стиркой и уборкой всего. Я не люблю делегировать. Итак, если он будет отвечать за некоторые вещи, то это означает, что он делегирует, и я очень благодарна и принемаю его решения.

5. Я стараюсь делать больше то, что люблю. Я люблю читать вслух своим детям. Я люблю книги, поэтому я наполняю ими наш дом, и наши дети многому у них учатся. Мы стараемся путешествовать дешево, отчасти потому, что Виталий любит воду, а я люблю «познавательные» путешествия. Мы любим миссии, мы любим давать денег на миссии и участвовать в ученичестве и евангелизации. Я просто привожу эти примеры, потому что, пока наши дети выросли и продолжают выростить, мы можем делать больше, и наши годы вместе становиться все короче и короче.

6. У меня есть друзья, которые работают «вне дома», а некоторые также борются с этими мыслями. Это значит что, просто добавлать “работу” не является основой того, чего не хватает у нас.

Может быть, это качество наших отношений, в котором мы действительно чувствуем недостаток, и это проявляется как борьба ценностей. Может это так, или нет, я не знаю.  

Кроме того, я научилась ценить жизнь и пример Христа – то, что Он не стал политическим лидером или принцем или известным изобретателем или занял место ценности и влияния. Он служил, мыл ноги, трогал грязных людей, ел с ними, был зажат ими, Он «сбежал» только для молитвы. У него было 12 близких учеников, которые не понимали значения того, кем Он был и что Он делал… Короче говоря, он был мамой, которей “сидит дома”.

Есть “баланс нужд” в семьи. Когда есть новорожденного, у него огромние нужды. Баланс склоняет в его сторону. Когда дети маленькие, надо думать, какие у меня тоже нужды, и как я могу выдержать это время и тогда “наслаждаться вспоминаниями”?  

Какие вещи находится под вашим контролем, что может сделать вас «счастливее»? И научиться ценить это как побочный способ заботиться о своей семье. Речь идет не о безответственности и не о том, чтобы читать романы весь день. Как я, например, позабочусь о себе: я очень люблю писать и изучать.
У меня днивник. Я почти всегда имею тему, которую изучаю. Я люблю учиться, поэтому я стараюсь продолжать какое-то обучение – чтение и т. д. Иногда это совпадает с моими жизненными обязанностями, а иногда нет.

Еще одна вещь, я повторяюсь, которая помогла мне поднять моему уровню счастья – это отпустить мои ожидания. Все книги «Хорошая жена / мама / домашнее обучение» – отпустить их, позволить свой собственный идеал исчезнуть, потому что это просто показывает мне, что Христос – не моя цель, а скорее мой идеал/ожидание! И мне надо поднять свой стандарт, чтобы быть похожим на Христа, который был мирным, нежным, добрым и полным надежды, что это не было все о грязной посуде, совершенстве в уборке, или о вычеркивании каждый деталь на свой список “что мне надо делать сегодня” ….

Вот. Пусть Бог нас всех спасет. Только Он– Спаситель.

Rozhdeniya Andreya: ukrepi moyu veru

(Это история про рождения Андрея– я писала это 5 недел после его рождения, в 2012м году.)

“Бог, пожалуйста, используй это рождение, чтобы укрепить мою веру ».

Это была молитва, которую Бог вложил в моем сердце в начале моей беременности. И у Него были все планы уже готовые, чтобы ответить на эту просьбу.

Уроки веры начались в течение шести месяцев, когда мы пытались забеременеть. Бог использовал это короткое время бесплодия, чтобы показать мне гордость в моем сердце. И Он также подчеркнул мне эту истину, что Он – Бог жизни. Он действительно лично участвует в зачатие, каждый раз, независимо от того, насколько это кажетья легко или трудно.

Эта беременность была, вероятно, во время самым напряженным периодом в моей жизни. Андре был зачат в июле. В октябре наша церковь открыла реабилитационный центр в нашем доме в селе, и Виталий ездил туда каждое воскресенье по среду. Одиночное родительство– это тяжело, особенно потому, что Виталий очень, очеть вовлечен в нашу семейную жизнь. Затем в декабре наш молодой племянник начал жить с нами после того, как его вывели из дома. Его мама пошла в реабилитационный центр, и он временно поселился с нами. Ему три года, и мы тогда узнали, что у него ДЦП. Он не мог нормально ходить или говорить.

Я рада, что мы приняли его. Это было тяжело, тяжело, тяжело для меня, потому что Виталий часто не был дома из за реб центра, и зимная погода мешала нас идти куда-то, и мы не снимали прямо в городе — и трое детей и очень беременная с четвертым также затрудняли все…. Я думаю, что я много плакала. И иногда я был немного в депрессии.

Чрезвычайно стрессовые события произошли в церкви. Я перестал принимать клиентов по родам тоже, потому что мои эмоции и энергия были так поглощены детьми и моими собственными потребностями, что я не могла брать на себя обязательства перед другими.

Несмотря на стресс, я так благодарна и рада, что у меня была эти испытания в моей жизни. Бог дисциплинировал меня, как спортсмен сам себя дисциплинирует. Он хотел сделать меня сильнее и чище. Его Слово стало для меня очень реальным. Я читал Его и часто плакала. Я ходила на собрании и плакала во время пения, потому что я жила правдой этиз слов, которые мы пели о Боге. «Изнемогает плоть моя и сердце мое: Бог твердыня сердца моего и часть моя вовек. » (Пс. 72:26). Мое сердце и моя плоть изнемогали. Они были истощены и гибли. И Бог был там, Он стал моей силой и моей твердыня.

Я много грешила, я много не успела; я была хорошей мамой, я была плохой мамой. Но в целом для меня это было хорошее упражнение – испытании, которые больно терпеть, но которые усиливают.

Нам сказали, что нам нужно переехать. Мы искали новую квартиру. Мы переехали.

Наша церковь нас поддерживали, готовили еду, смотрели за детьми, помогали нам переехать.

Примерно за неделю до срока мы отправили нашего племянника жить с его мамой в реабилитационнем центре, и Виталий больше был дома. Весна пришла!

Рождение: это была еще одна стрессовая, но хорошая вещь. Мы родились дома с акушеркой первых двух родов. Но на этот раз мы хотели рожать соло. Я всегда была готова пригласить акушерку, но, в конце концов, для меня всегда было лучше родить сами. Но, ответственность есть ответственность.

И особенно потому, что это был первый раз, когда мы сделали этот выбор (рожать сами), это было довольно напряженно. Я должна был выбрать, какой уровень пренатального наблюдения я хотела. Мне была нелегко делать этот выбор. (Но я рада, что сделала это.)

И я тоже хотела, чтобы кто-то обратила внимание на эту беременность, потому что я чувствовала, что едва ли у меня была время подумать об этом со всем, что происходило. Мне действительно очень не хватало акушерки, чтобы ездить на дородовый осмотр, чтобы она сидела цели час и говорила со мной об этой беременности, слушала то, что я переживала, помогала мне сосредоточиться на ребенке и т. д.

Это было также очень напряженно, потому что я боялась говорить об этом и радоваться об этой рождению. Никто не был рад за меня, за то, что хотела рожать без акушерки. И я тоже была именно такая недавно! Но сейчас? … Если кто-то рассказывает мне о том, что они планируют рожать соло, я радуюсь с ними. Им нужна эта поддержка. (И сейчас на ФБ, есть группа поддержки для этого 🙂 )

Под конец я начала говорить людям, которые спрашивали о наших планах по рождению, но сначала я говорила, что они должны просто радоваться за меня, когда они услышить мои планы, потому что я не могла больше справляться со стрессом. Они с любовью согласились. Я благодарна за этих друзей. Моя мама была очень хороша в этом, и это помогло мне тоже. Но все же большинство людей не знали.

Беременность и роды не были полностью без помощи. Я наняла «подруга» (акушерка) в Штатах, которому я могла позвонить или написать по электронной почте со своими вопросами, и мы делали это несколько раз. Она также была доступна во время родов. Она постоянно указывала мне на веру в Бога и помогала мне понять, действительно ли я ощущала проблему, или меня просто мучили нездоровые страхи.

Вот, как я представляла роды: у нас будет довольно короткое, романтическое рождение. Все будет мило и тихо. У меня будет свечи, музыка, запахи – все было готово. Это будет так особенно. …
Но ….

“{Сейчас мы все услышим очень громки, длинный смех. 😀 Помните, что когда мы молимся о вере, вероятно, что ответ будет трудным, сложным, трудным…. Но очень полезно.)

:)

Само рождение было самым болезненным рождением из трех, которые у меня были. Активная фаза длилась 14 часов. (Ранние фазы были около 17 часов до этого.) Ничто не помогло с болью от святок. Не ванна или душ, не позы, не массаж. Я была в темном месте мысленно. Я хотела эпидуральную анестезию, кесарево сечение, хотела умереть. (А это я, несгибаемая, абсолютно естественная дама!!!) Я представляла вновь и вновь, как добираться до роддома, чтоб получить одну или несколько таких вещей. … Я наверно нечего не сказала Виталию, просто об этом думала. Это было что-то. И как прекрасно, что я не могла найти способ! Я сейчас это все уже забыла– 

Примерно на полпути, я была очень смущена, поэтому мы позвонили нашей “подруге” в Штатах. Я объяснила, что я чувствовала так, как я в переходном фазе, иногда потуги, но … что происходить? Она сказала, что женщины могут показаться переходными, но не быть; она сказала, что мне нужно различить в себе, если я просто растерялся, или действительно чувствую проблему. И я сразу поняла, что проблем не было, я просто растерялся.

Вернемся к рождению (как будто мы можем оставить это, ха-ха): забудь тихое, мылое романтическое рождедния. Я кричала со сылою через все схватки. Тужалась около 3 часа. Было много силовых криков. Виталий рад, что никто не вызвал милицию (мы жили в большом жилом комплексе).

(фото: Виталий вешает Андря, весящий в одноразовой пеленке, конечно, и с весами для рыбалки, конечно.)

Мы не знали, была ли беременной с мальчиком или девочкой. Виталий был уверен, что у нас мальчик. Это была его вера между ним и Богом. Я не имела никакая представления. Когда он вышел, это было, конечно, замечательно. Это стоила больше чем все, что пережила. Я родила на четвереньках, и Виталий ловил его и держал. После того, как его тело вышло, меконий выплеснулся на одноразовую пеленку. Но он плакал, розовый, и дышал.

Мой постоянный страх перед этим рождением был дистоция плечиков: это когда голова выхоит, плечи застрялят, и ребенок не может выйти. Как обычно, Бог избавлял меня от всех моих родовых страхов. Его тело соскользнуло прямо с его головы.

Виталий дал мне его через мои ноги, и я положила его на кровать и начала втерать его руками – я просто сделала это естественно, не думая, потому что он был покрыт первородной смазкой. Я разговаривала радостно и сразу заметила, что у нас есть мальчик! Мы быстро вызвали девушек – они все это время играли в зале.

Одна вещь о естественном рождении – самое большое чувство екстаза (из за гормонов) произходить сразу после рождения. Я просто люблю это чувство. Я чувствовала себя так хорошо, так счастлива, так вознаграждена. Это длился неделями.

Виталий, бедняга, у него была вся тяжелая работа после рождения. Но он сделал это так нежно, так тщательно. Он несколько раз ходил в аптеку. Он купил много одноразовых пеленок и он скреплял их вместе, чтобы покрыть матрасы… (Это мужчина 😉 )

Он принес мне фрукты, цветы, сок, сделал несколько миллиардов фотографий, накормил нас всех в течение нескольких дней, и в целом был потрясающим. И каждый час он приходил ко мне, трогал меня и говорил: «ты удивительный – ты это сделала!»

После этого рождения, в отличие от первых двух, я не была сразу готова иметь еще одного ребенка. Ох, боль…. Хотя сейчас, 5 недель после родов, я так наслаждаюсь ребенком– прекрасная мягкость и приятное ощущение новорожденного. … ну, конечно, я могла бы сделать это все занова. Это того и стоит.

Andre’s birth day: I become a kook

So I’m going to explain why I became a kook, because it is actually a very scientific process, influenced by a doctor and the fact that I believe God created and designed the world as we see it working.

{My apologies to other unassisted birthers for the term kook– I know you’re really in your right minds, perhaps more than others. Please allow me this freedom….}

Andre was my first (of two) unassisted births. For many years, I never even knew that birthing unassisted was in realm of imagination. Then for years, I thought people who did this were complete kook-heads. And then I became one of those kooks.

I believed in midwifery. I have read about home birth since I was about 15 years old, so the idea of giving birth in a hospital was/is actually frightening.

When I started studying midwifery, I had an awesome school. Because the director believed in birthing women and the process of birth as it was designed. Sure, things can go wrong, and that is one of the main purposes of the midwife, to be able to spot and monitor the situation and act appropriately.

But the birth– it’s all done by the mom.

OK, so for my schooling, we were required to read Gentle Birth, Gentle Mothering by Sarah Buckley, an MD in New Zealand who specializes in obstetrics and family planning.

The book is a tome of science all about birth and medical practices surrounding it.

In this book, there are three pages that describe the hormones of birth. I, of course, read this as a Christian who believes God made things this way. These three pages described in intricate detail the hormones that start, conduct, and finish labor, the hormones that create bonds, the hormones that allow us to breastfeed and feel good– I was amazed.

They are all so incredibly and intricately designed.

I never before understood hormonal processes before studying this. Like puberty beginning in a girl or boy. Those are hormonal processes. Like digesting your food– a hormonal process. We pretty much have to stay out of the way so the process can occur in peace and safety. (Selah [pause and ponder, or crescendo] that last sentence: We pretty much have to stay out of the way so the process can occur in peace and safety.)

Dr. Buckley describes the normal practices occurring at birth in a medical environment that actually make the birth less safe. It’s strange, but true.

After reading those three pages, pieces suddenly flew together in my understanding, and I became an official member of the Kook-Head Club. One of those really off-the-wall, dangerous, bizarre people who birth unassisted.

Well, at that point, I was interested in birthing unassisted. But … Vitaliy.

{And I will insert that I don’t have any physical issues that would preclude a home birth.}

I think it’s pretty important that partners at least feel the environment is safe during birth, though they might not agree on the actual place. I guess we usually defer to the woman, for obvious reasons, but I think the dad ought to feel that the birth environment is safe for his wife and child, too, even if it’s not the decor he would’ve picked.

So, following the advice I’d read somewhere, probably a marriage book, as we were laying in bed one night during my pregnancy with Andre, I said, “Maybe we should birth this baby by ourselves,” or something like that. And Vitaliy said, “no way” or something like that. And I dropped it. He wasn’t a Kook-Head just yet.

About a week later, maybe we were again laying in bed, he said something like, “I think we should birth ourselves.”

And there you go.

For Andre’s pregnancy and birth, we had a “friend” we called once or twice during pregnancy, once during the birth– it was a very long birth and my most painful– maybe he was posterior? But I don’t really remember the pain now– hormones are lovely that way.

What I remember is the ecstasy after he came out. I was quite “high” with happiness, for days. It was amazing.

{Now, for any women in the childbearing years reading this: You will never have this birth or experience. You will have your own, unique experience that will be a gift to you from God, to bless you and form you into His Son’s image. Your husband will love you in details probably different from how my husband loves me, but he will love you and your child.}

For days afterwards, Vitaliy would come to me and say, “wow, you did it, honey.” And after the birth, he went and bought flowers and the Georgian food we love.

Andre’s birth story is here.

My page about the pros and cons of unassisted birth is here.

Actually, if we were to have another baby, I would consider having a midwife-type person there. Not to make me feel safe, but someone to nurture me. But I don’t know. It’s a decision I probably will never have to make.