Smiryonaya mama

Смиренная Мама: Облечься в Ум Христов

Анна Сокол

ПОСВЯЩАЕТСЯ
Виталию
«И будут два одною плотью»
Спасибо тебе.

Содержание
Глава 1 Смирение
Глава 2 Смирённое Милосердие
Глава 3 Смирённая Рассудительность
Глава 4 Смирённое Лидерство
Глава 5 Смирённое Послушание
Глава 6 Смирённый Иисус

Предисловие

Главное в жизни христианина – это освящение, когда человек на опыте всё больше и больше отделяется от мира, чтобы воплощать и подражать Иисусу Христу через Святого Духа.

Однажды в конце лета мы посадили у нас в саду несколько молодых фруктовых деревьев. Мы вбили три деревянных колья в землю вокруг каждого дерева и закрепили их веревками, чтобы деревья росли ровно.

Видя эти посаженные деревья, окруженные кольями, я начала представлять себе, что значит освящение, наш духовный рост. Через спасение Бог насаждает нас как молодые деревья в почву Своего естества, и устанавливает вокруг нас колья для того, чтобы мы развивались и становились сильными, красивыми и приносили плод. Эти колья – наши обстоятельства: возраст, здоровье, отношения, работа и т.д.

Так что же я буду делать с этими формирующими кольями, которые Бог ставит в моей жизни? Прийму ли я их и буду ли возрастать по Божьему плану? Или же я буду бороться против них и расти изогнуто? А что если молодое деревце начнет обвивать кол своим стволом? Или что если деревце пустит свои ветви вокруг кольев так, что они будут расти вниз?

Конечно, деревья так не могут делать, но люди могут. Например, брак – это кол, и сопровождающие его обязанности и отношения заставляют меня расти. Так буду ли я расти здраво или худо? Буду ли я больше любить, думать о других и развивать щедрость посредством моих повседневных обязанностей, или же я обозлюсь, стану требовательной и ленивой? Материнство также привязывает меня к определенным ограничениям, возможностям и обязанностям. Буду ли я против них бороться? Буду ли я ими злоупотреблять? Обозлюсь ли я из-за ограничений материнства? Или я стану прославлять эту земную роль, быть матерью, сосредотачиваясь на ней всем своим естеством?

Когда мы неправильно воспринимаем формирующие нас обстоятельства, которые Бог вносит в нашу жизнь, – возможно, мы жалуемся, злимся, становимся недовольными, горькими, обвиняем и с головой окунаемся во всё это – то со временем наше развитие искажается. Но если мы смиримся, чтобы принять ожидаемые и неожиданные ограничения и возможности данных обстоятельств, и поверим Богу, что Он – хороший Земледелец и Он знает точно, что делает, вставляя эти колья вокруг нас, тогда мы сможем расти высокими, сильными, плодовитыми и долговечными деревьями.

Сначала я боролась против неудобства расти в определенном направлении. Для меня лично материнство и есть те колья, которые раздражали меня. Но одна мысль не покидала меня в ранние годы материнства и до сего дня преследует меня: нравится нам это или нет, а материнство по своей природе поглощает жизнь, и это будет моей Основной Заботой на следующие двадцать с лишним лет. Поэтому именно на этом пути я научусь больше подражать Христу, иначе это станет главным для меня камнем преткновения и уведёт меня от Христа.

Какой из этих двух путей я выберу?

В начале своего материнского пути я запаниковала, когда осознала, что назад пути нет. Я должна решить, что я буду делать с материнством. Если я попытаюсь убежать от этой роли физически, эмоционально или духовно, сам по себе побег от Божьего плана изменит меня. Но принять материнство тоже некомфортно, потому что в этих интенсивных отношениях я продолжаю каждый день принимать сотни болезненных решений о том, буду ли я расти по направлению ко Христу или от Него. Соглашусь ли я на этот неудобный и тяжёлый путь – следовать за Христом в материнстве? Пойду ли я на требующиеся от меня маленькие и огромные жертвы? Или же я продолжу питать свою плоть в малом, служа себе и преследуя собственные интересы, а потом буду жить с разрушительными последствиями духовно деформированной жизни?

Эта книга – автобиография. Это не пособие по воспитанию детей, хотя во время чтения вы, наверное, узнаете некоторые методы. Эта книга – свидетельство о том, как Бог благословил, научил, подготовил и освятил меня через колья материнства. Я подробно опишу, что Бог сделал в моей жизни, не для того, чтобы вы повторили что-то за мной, а потому что конкретные примеры часто помогают прояснить тонкости нашей жизни.

Среди моих друзей и знакомых стало популярно бегать марафоны. Их рассказы о том, как они готовятся и тренируются, помогли мне понять годы интенсивного, насыщенного материнства. Апостол Павел сравнивает жизнь с забегом – длинным, далеким забегом, – а это годы, проведенные в сосредоточенности, интенсивности и усилиях. Я более десятка лет нахожусь в материнском отрезке своего жизненного забега, и я продолжаю каждый день выбирать: буду ли я прикладывать все усилия и ресурсы своей жизни к тому, чтобы следовать за Личностью, Иисусом Христом? Или я расслаблюсь, даже соблюдая христианскую культуру, и буду тихонько себе бежать трусцой, с низкой отдачей, и стремиться к чему-то “хорошему”, а не ко Христу? Буду ли я бежать этот забег так, чтобы победить, при этом сравнивая себя не с кем-то другим, а с Божьей славой и Его призванием для моей жизни?  

Неважно, на каком этапе материнства вы находитесь, вы также должны делать этот выбор снова и снова. На нас давят жизненные испытания, наши грехи и требовательные отношения. Эта книга написана для того, чтобы призвать вас продолжать делать выбор следовать, в первую очередь, за Христом. Я хочу ободрить и утешить вас тем, как Бог благословил меня, хочу вдохновить и, возможно, сделать дорожку в вашем забеге понятнее и ярче.

Я завершу предисловие и начну эту книгу так, как Мартин Лютер. Он написал “Молитву в Ризнице” – молитву для проповедника, который меняет одежду в ризнице перед выходом на кафедру. Какое-то время назад я поменяла несколько слов в этой молитве, чтобы с нее начинать каждый день своего материнства.

Молитва называется:
“Лежу уставшей рано утром в постели, а меня будят маленькие ручки и голоса”

Господь Бог, Ты назначил меня матерью в этой Семье, но Ты знаешь, насколько непригодна я для такого великого и трудного задания. Если бы Ты мне не помогал, я бы давно уже всё разрушила. Поэтому я взываю к Тебе: я хочу полностью посвятить Тебе мои уста и моё сердце. Я буду учить наших детей. Я сама буду учиться и усердно внимать Слову Твоему. Используй меня как Твой инструмент, но не оставляй меня, ведь если я буду сама по себе, я всё испорчу.

Аминь и еще раз аминь!

Глава 1: Смирение

“Извлек меня из страшного рва, из тинистого болота, и поставил на камне ноги мои и утвердил стопы мои.” Псалом 39:3

“Смирение, как позиция полной зависимости от Бога, является первой обязанностью сотворенного существа, самой большой его добродетелью и даже источником всякой добродетели.”
– Эндрю Мюррей “Смирение”

Материнство – это важная жизненная роль, через которую Бог работает в нас. Когда мы исполняем эту роль (а это не то же самое, что читать о материнстве или мечтать о нём, хотя и то, и другое важно), когда мы на самом деле переживаем материнство, Божья добрая, совершенная и приемлемая воля заключается в том, чтобы продолжать освящать нас.

Большинство книг о воспитании сосредотачиваются на детях. Но в этой книге я хочу сосредоточиться на матери. Да, вы также лучше поймете, как воспитывать детей, но эта книга написана непосредственно для того, чтобы научить мам сосредотачиваться на Христе. Или, можно сказать, поговорить о том, как Бог воспитывает в этой маме навык сосредотачиваться на Христе.

Когда наступила пора моей жизни воспитывать детей, я разочаровалась в себе как в матери. Но меня успокоило осознание того, что никто не рождается заведомо хорошей матерью. Хорошими мамами становятся. Она подчиняет себя процессу обучения: они ищет, она изучает. Хорошая мать подыскивает разные методы воспитания и практикует их. Как и любое другое занятие или дисциплина, по мере приобретения опыта воспитание детей становится легче – возможно, всё же не легким, но легче и радостнее.

Более того, хорошая мать желает познавать Самого Бога в процессе воспитания. Если мать приобретает навыки воспитания и не познаёт единого, истинного, вечного Отца, она развивается неправильно.

Я повторяю: если мама ищет только навыки и методы воспитания, но при этом не ищет и не применяет их в более широком жизненном контексте, а именно для познания Бога на опыте, её развитие исказится, потому что Бог учредил материнство как способ проявления Своего характера. Чтобы применение этих методов принесло пользу, нам нужен соответствующий характер, через который они будут проистекать.

На раннем этапе материнского разочарования легко сосредоточиться на вопросе: “Что мне ДЕЛАТЬ?!”, и забыть о равнозначно важном вопросе: “Кем я должна СТАТЬ?!” Два ответа должны прийти вместе.

“Мудростью устрояется дом и разумом утверждается, и с уменьем внутренности его наполняются всяким драгоценным и прекрасным имуществом. “ Притчи 24:3-4

Почему смирение?

Материнство, как ничто другое на этой земле, раскрыло, насколько неглубоким оказалось мое освящение. Материнство, как ничто другое на этой земле, заставило меня желать освящения. Эндрю Мюррей говорит, что смирение – это наша первая обязанность как христиан, и поэтому логично, что Бог в начале моего материнского пути смирил меня.

Здесь смирение имеет два значения. Во-первых, благодаря смирению Христос сошёл к нам, отложил надлежащую Ему славу и пришел как Слуга. Он смирил Себя, не требуя Своего законного почётного царского места. Во-вторых, наш путь к такому уровню христоподобного смирения начинается с личного смирения, когда мы понимаем собственную немощность – неспособность предложить Богу от себя что-либо ценное.

Эндрю Мюррей говорит, что смирение является источником всех других добродетелей, поэтому логично, что Бог в первые годы моего материнского опыта насадил этот корень смирения; его нужно оберегать и питать; он должен врасти достаточно глубоко, стать большим и крепким, чтобы дерево моей жизни произвело плоды других добродетелей, которые произрастут из смирения.

Я подозреваю, что я не единственный человек, который в начале материнства учился смирению. А вы также удивились притаившемуся внутри монстру? Шокированы тоном своего голоса? Своей злостью на того малыша, которого произвело ваше тело и которого вы должны защищать?

Если вы смирены (во втором значении этого слова) своей неспособностью предложить Богу что-то ценное как мать, тогда еще больше смирите себя под могущественную руку Божью. Вы можете иметь ум Христов в вас (в первом значении слова смирения), и использовать своё священническое и царское духовное положение, чтобы послужить вашим детям, которые слабее вас. Если мы смиряем себя подобно Христу, то из того корня смирения вырастет сладкий плод других добродетелей Христа: мудрость, любовь, радость, мир, кротость, благость, и т.д.

Возможно, вы киваете головой и соглашаетесь с этими словами – вы уже вкусили радость плода смирения. Или возможно, вы запутались или шокированы тем, что духовно происходит с вами в материнстве. Вы не уверены в том, как развиваться. В любом случае, я надеюсь, что моя история о том, как Бог укоренил во мне смирение и произрастил плод, хоть и малый, даст вам смелости и ясности в том, чтобы продолжать стремиться к щедрому урожаю в вашей собственной жизни.

 ҈           ҈            ҈

Я стала мамой в двадцать девять лет. Прежде чем я опишу ранние годы своего материнства, позвольте мне вам кратко описать первые двадцать девять лет своей жизни. С моих ранних дней Бог меня побуждал искать Его. В детстве я молилась. Я узнала о Боге. Я начала регулярно читать Библию, и отчётливо помню то тихое мгновение, примерно в возрасте двенадцати лет, когда Бог мою детскую веру превратил в спасительную, и мягко указал, что мне нужно принять Христа своим Спасителем. Это было настолько тихим и гладким событием, что я долго никому об этом не рассказывала.

После того, как в пятнадцать лет я попала в серьёзную автомобильную аварию, Бог вложил мне в сердце, что я выжила для определённых целей, и Он открыл мои глаза на нужды мира. Он наполнил моё сердце желанием стать миссионером. На летних каникулах я работала в христианских лагерях и участвовала в миссионерских поездках. Я хорошо училась в христианском университете.  

В конце концов, в двадцать шесть лет Бог направил меня миссионером в Украину – давнее желание моего сердца становилось реальностью! Для меня миссионерский труд был задачей и целью всей моей жизни. Чего я не знала – так это то, что для Бога это было лишь малым кусочком общей картины.

Прошло восемь лет.

Теперь я миссионер в Украине, я вышла замуж за украинца, родились наших первых два ребёнка – и всё это произошло за короткие четыре года. И признаюсь, что моя жизнь никак не была похожа на то, как я её себе представляла. Когда я росла и мечтала о будущем, я думала о муже и детях, но это скорее были расплывчатые образы где-то в дальнем уголке моей жизни. В своих мечтаниях я играла ключевую роль, я была миссионером, которая помогала многим людям…

Но вот я вышла замуж за украинца, который также был посвящён миссионерскому труду. И теперь у меня были две маленькие дочери. Я медленно стала осознавать, что материнство – это не та роль, которую я представляла себе где-то в уголочке жизни. Позвольте мне описать преувеличенную (немного) картину моей жизни в то время:

У меня складывалось впечатление о самой себе, как о молодой маме, что я грешила практически каждую минуту того времени, когда мои дети не спали. И это я – зрелая, благочестивая, занимающаяся миссионерской деятельностью христианка! Я была шокирована тем, как эти два маленьких существа вторглись эмоционально и физически в мою жизнь.

Часть меня стремилась любить и отдавать себя моим милым дочкам. Но большую часть моего естества они постоянно провоцировали и раздражали. Я — глубокий интроверт, и постоянный недостаток личного пространства утомлял меня. Детская незрелость провоцировала мою обычно спокойную, мирную натуру. Как я, зрелый человек, могла иногда так сильно злиться? Ещё я любила учиться; я ценила тишину и время, чтобы читать и писать. Но каждый раз, когда я присаживалась за стол, одна лезла мне на колени, а вторая хотела маминого молочка. Мою литературную жизнь урезал монотонный труд. Теперь у меня всегда должна была быть еда для детей. Мне также приходилось мыть и перемывать. Стирать и перестирывать. И надо было убирать не только то, что проливала и мусорила я сама, но и то, что проливали и мусорили два других маленьких человечка.

Это были тёмные годы для моей души.

Мы жили возле большого торгового центра, и мой муж Виталий очень щедро позволял своей жене-интроверту часок-другой там посидеть, побыть одной, попить кофе, почитать Библию и записать мысли в дневник. Ох, тот бедный дневник! Бесконечное разочарование в себе, списки, что и как мне необходимо было поменять в себе. В те годы я прилепилась к чтению Библии. Божье Слово поддерживало и утешало меня в течение тех лет, когда мне было так неудобно.

Но когда я возвращалась в “реальность”, к своим житейским обязанностям, я всегда ощущала, что снова падаю, потому что я не справлялась со многими вещами.

В то время я не видела надежды и света. Но Бог точно знал, что Он делал, погружая семя моей веры еще глубже в темную почву, чтобы в назначенное время оно проросло. Баптистское вероисповедание 1689 года содержит любимый мной абзац. Даже сейчас на глаза наворачиваются слёзы. Эти слова поясняют мне Божий замысел в те тёмные, провальные годы моей жизни:

Премудрый, праведный и милостивый Бог нередко подвергает на время Своих детей разнообразным искушениям и допускает развращенность в их собственных сердцах, чтобы подвергнуть их наказанию за их прошлые грехи или же показать им скрытую силу развращенности и лживость их сердец. Этим Он побуждает их к смирению для их же поддержки, к более полной и постоянной зависимости от Него, чтобы сделать их более бдительными в отношении всех будущих проявлений греха, а также для других праведных и святых целей. Поэтому все, что бы ни случилось с любым из Его избранных, происходит согласно Его определению, для Его славы и для их пользы.

Бог позволил мне на время поддаться своей греховности для того, чтобы смирить меня. Хотя тогда это было так больно, но сейчас я оглядываюсь и наполняюсь благодарностью, что Бог ввёл и провёл меня через те смиряющие годы. Уроков множество, и плод сладок, вечен и изобилен. Позвольте я поясню:

Первые уроки, извлеченные из смирения

В какой-то момент в этом запутанном поиске молодой мамы я поняла, что я так несчастна, потому что я не оправдала собственные надежды. Я хотела быть благочестивой мамой, соответствовать своему представлению о христианской матери. Как же я старалась! Но я не смогла! Моя воля и силы были исчерпаны… И сейчас я благодарю Бога за то, что Он не дал мне остановиться на малых достижениях моих собственных ожиданий.

Бог показал мне, что меня беспокоил не мой недостаток в благочестии, а то, что я не смогла жить по тому хорошему шаблону, который я сама установила. Я поняла, что я хотела быть похожей на Христа, но только в избранных мной сферах, и только так, как я считала достойным и удобным.

Пока я над этим размышляла, я осознала, что, возможно, у Иисуса было много подобных провокаций в жизни, как и у меня в материнстве. Недостаток личного пространства? Он редко оставался наедине. Чувство собственной незначительности? Он, Создатель и Царь, пришёл на землю, и ни один из Его титулов не признал маленький, незначимый на земле народ! Спаситель человечествабыл взят под стражу и казнён как преступник! Он всегда служил самым неблагодарным людям, которые даже не замечали и не понимали важности Его бытия в целом.

Действительно ли я хотела этого!?

Если честно, нет. Я готова была согласиться на относительно спокойное, христианское материнство, чем на… ну, кто же знает, на какую чудовищную жертву мне придётся пойти, если я действительно покорюсь и буду подражать Христу!

Когда Бог меня обличил, я исповедала своё корыстное желание подражать Христу лишь в некоторых аспектах, и я попросила Его помочь мне по-настоящему захотеть подражать Христу во всём. И тут освящение открыло для меня огромный спектр возможностей. Что если быть похожей на Христа означает не то, что я себе навоображала о хорошей христианской маме? Могла ли я довериться Богу и удовлетвориться Божьим представлением о том, как будет выглядеть Аня во Христе?

Сказав Богу “да” на Его план моего освящения, моя вера испытывалась и очищалась. Я должна была довериться Богу на совершенно новом уровне.

Благодать в освящении

Второе благословение того периода времени заключалось в том, что смирение помогло мне понять Божью благодать и роль Христа в моём освящении. До этих лет я не понимала глубину своей греховности и думала, что я собственными силами могла соблюдать законы хорошей христианской жизни (например, читать Библию каждый день, не спорить, помогать ближнему), я была не в том состоянии, чтобы осознать славу Христа в моём освящении.

Однажды в период этих тяжёлых лет материнства Виталий посетил недельную подготовку благовестников. Он ничего кардинально нового на тренинге не узнал; он просто выучил наизусть изложение Евангелия на одной странице.

И по мере того как он повторял Евангелие много раз разным людям, он начал часами оставаться наедине, потрясённый осознанием того, что Бог сделал для нас во Христе. Что спасение и освящение – это действительно дары.

Он прочитал сочинение Мартина Лютера “О свободе христианина” (речь идет о свободе от Закона, чтобы спастись и освятиться), и мы часами беседовали о благодати, о том, что Христос уже прожил за нас совершенную жизнь.

Я сама начала читать Лютера. На самом деле, моя душа, отчаянно не справлявшаяся с материнством, впитала его сочинение как губка. Я не стремилась к такому совершенству, как Мартин Лютер, но я хотела быть честной сама с собой и с Богом насчёт своей греховности в материнстве, а не маскировать это отговорками, что вот, я устала, или вот, все ведь иногда могут позлиться. Моё сердце стремилось к совершенству – помните, я писала о списках вещей, которые мне необходимо было исправить в себе? – потому что Бог сотворил нас для этого. Поэтому я изучила, написала план и вылила свои мысли в этот маленький буклет. И однажды ключ к свободе в Боге получила и Аня Сокол:

Христос уже в совершенстве исполнил материнскую роль ради меня.

Христос уже в совершенстве исполнил материнскую роль ради меня!

Христос уже в совершенстве исполнил материнскую роль РАДИ МЕНЯ!

ИИСУС ХРИСТОС уже В СОВЕРШЕНСТВЕ. ИСПОЛНИЛ. МАТЕРИНСКУЮ РОЛЬ. РАДИ МЕНЯ!

Основание моей темницы начало сотрясаться. Свет стал мерцать.

Стены той тёмной, безнадёжной тюрьмы моего хорошего мнения о самой себе, моих стандартов, моего ошибочного понимания, что я сама могу достичь настоящую праведность……. Эти стены пали.

Я вышла из темницы. Темницы личных попыток достичь освящения самостоятельно. Когда я из нее выходила, Бог мне дал такую мысль: Я не дам славы твоего освящения тебе.

“Я Господь, это – Моё имя, и не дам славы Моей иному и хвалы Моей истуканам.” Исайя 42:8

У меня не будет причин хвастаться Богу о том, что я была хорошей мамой. Я буду хвалиться лишь благостью Христа. Почему? Потому что…

Христос каждый день Своей жизни исполнял десять заповедей. Он всегда был терпелив, добр, благ, радостен, исполнен любовью, воздержан. Все те качества, к которым я стремилась. Он ежеминутно воплощал эти качества, которые Аня Сокол не сможет воплотить, и не важно, как она старается. А Он это сделал.

Ему принадлежит слава моего освящения.

Так что же мне теперь делать? В чём моя задача? Я отчётливо поняла, что я должна следовать за Ним.Разве это слово не вселяет надежду? Такое детское слово? Следовать. Я за Ним, поэтому я смотрю на Него. Посмотрите, какой Он совершенный. Я наблюдаю за Его действиями! И в Его Духе я следую.

Это подводит нас к третьему благословению моего смирения: я увидела Иисуса Христа по-новому, глубже, чем раньше.

Христос, моя земная праведность

Скажу честно: Ушло немало времени (моей жизни в целом) на то, чтобы мне стало достаточно Иисуса. Не для спасения, ведь в этом смысле Иисус – единственный и достаточный путь. Но чтобы Иисус интересовал меня “до конца моей жизни”.

Что я имею в виду? Оглядываясь назад, сейчас я вижу, что мне нужно было добавить некую “большую идею” к своему христианству ради обретения личной значимости в жизни. Например, Иисус – мое спасение, и я также считаю, что использовать противозачаточные средства неправильно (для значимости жизни). Или, Иисус – мое спасение, а также я верю, что Богу угодно, чтобы дети находились на домашнем обучении (для значимости жизни).

Я продолжала прикрепляться к вещам для личной значимости, для самоопределения. Например, стиль одежды. Или правила. Или движения. Или гендерные роли. Или определенные богословские вероучения.

Разумеется, я не осознавала, что я это делала. Ну, кто из нас такое сразу осознает? Конечно же, кажется, что главное – это Иисус. Но потом что-то происходит и понимаешь, что в действительности не Иисус главный в моей жизни. По личной незрелости я искала значимости не во Христе.

Когда я не понимала, какую роль Иисус играет в моем освящении (в моей земной жизни), Он просто считался Тем, Кто умер за меня на кресте. Немного сложно было применять Его смерть каждый день, в быту. Конечно, я умираю для себя, чтобы жить и служить другим. Изо дня в день.

Но вот так я жила: просто применяла Его смерть к своей жизни. Это нормально. Но будучи мамой, я мало понимала, как применять Его жизнь в своем каждодневном быту. Например, Он был мужчиной, а я – женщина. У Него не было дома: в течение трехлетнего служения Он много передвигался, а не обустраивал быт, а я должна создать очаг для своей семьи. Он не совсем ясным текстом говорил людям, Его выражения не так легко понять, а я люблю и стремлюсь к тому, чтобы выражаться ясно. Он не накапливал никаких вещей, а у нас дом, машина, одежда, игрушки, сбережения, страховка, и так далее. Он добровольно отдал Себя на смерть на кресте в довольно молодом возрасте, в то время как я должна следить за собой (правильно питаться, заниматься спортом) для того, чтобы рожать здоровых детей и дожить до радости общения с внуками.

В этом смысле материнство сбивало меня с толку, пока я выискивала смысл и предназначение своей жизни в жизни Иисуса. Но когда я начала размышлять над свежеобретенным пониманием того, что Иисус и есть мое освящение, вот что я осознала:

Иисус, живя на земле, в полной мере воплотил в жизнь каждую заповедь Бога – все тонкости Десяти Заповедей. Всем Своим естеством Он любил Бога, в совершенстве возлюбил всех вокруг Себя. Он воплотил истинное значение и предназначение каждого Божьего закона. Он воплотил, для Анны Сокол, совершенную жизнь, живя и поступая в полноте Божьей воли.

Вдруг, когда я это поняла, жизнь Иисуса показалась мне захватывающей. Жизнь Иисуса стала более, чем предостаточной для моей жизни.

Именно тогда я стала зачитываться Евангелиями, исследовать их как никогда ранее. Меня больше не озадачивали жизнь и общение Иисуса с другими: Его мистические ответы на наши вопросы, Его жизнь кочевника, нестяжательство Им имущества, Его незамеченная и неоцененная безгрешность, Его искушения, Его последователи, Его друзья, Его враги – теперь я готова была увидеть Его настоящим, увидеть, как во всех Своих обстоятельствах и ролях Он совершенным образом воплощал Божьи ожидания, Божью волю, каждый день.

Отныне я была поглощена единственным вопросом: “Как же мне следовать за Ним?”. Как я, в своей роли и в своих обстоятельствах, назначенных мне Богом, смогу исполнять Божью волю и соответствовать Его ожиданиям? Я обдумывала разные способы применения праведного послушания Иисуса к своей жизни. Как Он смог в совершенстве исполнить Божье повеление возлюбить ближнего? А сейчас, в Его Духе, как мне любить своих ближних (моих детей)? Иисус принимал детей, поэтому, в Его Духе, как мне жить так, чтобы принимать детей – не только родить их, а любить их каждый день и не препятствовать им приходить ко мне?

И Иисуса стало достаточно. Более чем достаточно! Я стала постоянно исследовать и применять к себе Его жизнь, особенно в роли матери.

 Стремление совершить нечто “великое”

Четвёртым уроком моего смирения стало принятие того, что Божье “великое дело” для моей жизни – это не какое-либо достижение на миссионерском поприще. Скорее всего, Божье великое дело для моей жизни – это освятить меня самыми обычными средствами – через семейные отношения.

Семейная жизнь – это сотворенный Богом, обычный способ благословить и освятить нас, и через воспитание маленьких детей я должна была исполнить и смирённо подчиниться Его воле.

Моя гордость пострадала: мне нужно было принять тот факт, что моё освящение будет выглядеть так обычно. Бог собирался освятить меня не через достижение чего-то великого для Него, как я раньше себе представляла. Он хотел преобразить меня через обыденные дела, такие как мытьё посуды и полов, стирку для Его славы, чтобы я преображалась посредством воздержания, долготерпения, благости и сострадания, и чтобы я любила своих детей больше себя, чтобы я преображалась, стремясь найти Его в той роли, которую Он даёт почти каждой женщине на земле. Что эта обычная роль – материнство – это не призвание выше всех остальных призваний, а обычное, хорошее призвание, и Божий обычный и благой способ научить нас жить в Духе Христа.

Я постепенно осознала, что это мучительное стремление – совершить нечто великое и значительное для Бога – было своего рода гордостью. Бог решает, что есть великое, и Он ясно дал понять, что материнство – это главное великое совершение сейчас для меня. А как же признанное «великое» дело, к которому я так стремилась? Иисус совершил Великое Дело – жил праведно и умер за нас, хотя люди этого не признают. Моё понимание “великого” должно подчиняться Божьим меркам великого. Именно Бог решает, что важно. “Великое дело” принадлежит славе Иисуса, которую я не могу украсть или разделить. Но я могу утешаться и славить Его за то, что Он уже исполнил для меня, даже само то желание совершить великое дело.

҈҈             ҈            ҈

Сегодня я далека от идеала. Но я меньше поглощена собой и своими неудачами. Иисус Христос, совершенный и праведный, стоит передо мной! Снова и снова я переживаю славу Спасителя, спасшего меня как маму. Я не так много падаю, как раньше. … Как Бог это сделал? Я до сих пор почёсываю затылок. Почёсываю затылок и улыбаюсь навстречу будущему.

Leave a comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.