Как Бог спасает меня, свидетельство от моего материнства

by

На прошлей неделе, я свидетельствовла на собрании о том, как Бог спасает меня (от моих грехов) в материнстве. И я послушала себе и подумала, как грустно, что у меня 41 год, и я, кажется, все еще на таком низком уровне следования за Иисусом, думая Его мыслях, показывая Его сердце. Это немного обескураживает меня, но …. По крайней мере, я не такая, какой была 11 лет назад, спасибо Тебе, Господь!

В субботу утром у меня былa “встреча со Иисусом” на кухне с Юной.

Мы с Юной встаем рано – мы ранние птицы, и мы были на кухне, я готовила манку (мои дети любят манку, и они едят ее почти каждое утро). Андрей тоже проснулся и присоединился к нам.

Но это было рано. Виталий, его мама, Скайла и Вика– все еще спали. Это было для нас занятое время в целом. Накануне, Виталий, Скайла, Вика и я ездили в другой город, чтобы посетить миссионерскую конференцию, а затем домой в тот вечер, а сегодня утром мы снова надо было ехать туда. Вчера Андрей и Юна остались дома с бабушкой и в тот день, в субботу.

Вот мы. И Юна, ей 2 с половиной годика, много говорит. Мы можем в основном расшифровать то, что она просит. Но она пыталась меня что-то спросить, и я не могла понять, что она хочет. Повторила, задала вопросы, и т. д, но вообще, не было понятно, что она хотела.

И поэтому, она начала «плакать» / кричать от отчаяния. Это был крик / плач без слез.

Итак, я конечно начинаю немедленно ощущать это давление – Она должна прекратить кричать! Все должны спать! У нас такой день впереди!

Поэтому я началa ей настойчиво, “Юна, перестан плач”. Я повторила это несколько раза. И я держала руку над ее рту, чтобы крик не мог быть услышан, и чтобы она понала, что она должна остановиться!

Но она не остановилась.

Вот. Мой момент: Что я буду делать?

Десять лет назад я бы ее отшлепала. … Но я больше не шлепаю, и это потому, что я стараюсь не использовать карательные реакции или методы с моими детьми в целом.

В то утро, я думала– я отведу ее к Виталию, и он может заставить ее лечь, успокоиться и возможно снова уснуть…. Но я не хотела его разбудить.

Я чувствовала, что внутри меня нарастает строгость, гнев, и раздражение. НО мой старый путь – мой ребенок НЕ повинуется мне! Надо наказать!!!– на самом деле во мне не было. Но ее незрелости начинало провоцировать мою плотскую реакцию действовать все более и более строго с ней.

Она все еще кричит. Я отошла 2 шаги от нее и начал мыть посуду. Честно говоря, я не хотела молиться. Я не хотела отказываться от своего плотского пути. –Вот ложь, что мой плотский путь будет легче для меня, а путь Бога будет сложнее…. Но в духовном реалности, когда плоть умирает – да, это тяжело для плоти. Но пути Бога – это жизнь, мир и “здравие для тела моего и питание для костей моих.”

И Бог дал мне благодать чтобы начинать молиться о том, как проявлять любовь, долготерпение, благость, и кротость к этому ребенку.

В книге Клея Кларксона «Сердечная дисциплина» есть глава, озаглавленная «Вместо строгости, сочувствия». Я все эти годы не забывала это название.

Я не знаю, что со мной произошло в эти несколько моментов молитвы, но я почувствовала, как мое сердце смагчается и открывается. Я подождала еще немного, пока все уродливое во мне не исчезло, и потом я была готова разобраться с Юной, и не сразу же снова рассердиться, если она откажется от моей попытки помочь ей.

Она все еще кричит.

Я вытерла руки, встала на коленах перед ней, обняла и сказала: «Мне жаль, что я не могу понять, что ты хочешь».

И Юна, которая любит обниматься, тут же перестала кричать, и обнимала меня, и была готова двигаться дальше.

Благодарю Тебя, Боже, за такой пример Отца. Благодарю Тебя, Иисус, за то, что Ты проявил Его сострадание, когда Ты ходил среди нас. Благодарю Тебя, Дух, что ты это переживаешь в нас.

Я часто думаю о 53-й главе Исайи, когда думаю о своих детях. Это такой эмоциональный отрывок. Например:

Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни…

В какой-то мере, подобно Иисусу, мы можем “взять на себя” немощи наших детей через сочувствие и сострадание.

Благодарю Тебя, Боже, за то, как ты спасаешь меня. Я люблю тебя.

Селах.

*** И я хочу добавить, что на следующий день, она тоже много плакала рано утром. Но я не собираюсь показывать ей свое лицо в наказание. Что, если она почувствует, как час поменял? Или тот факт, что мы были вне дома, бегали сюда-туда весь день вчера? Или что мама пропала за два дня до этого? Возможно, это просто какая-то фаза в тяжелом возрасте двух лет. Может быть, она не может выразить себя иначе. Может быть, ей не нравится бодрствовать только со мной. …. Все нормально. Я могу любезно, любезно нести маленькие боли и страдания моих детей с достоинством, и я достаточно опытна, как родитель, чтобы не волноваться, что я веду ее к жизни манипулятивного эгоизма. (Я также могу отойти от давления двухлетнего ребенка на некоторое время, благодаря моей семье 😉 )

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Comment *