Rozhdeniya Andreya: ukrepi moyu veru

(Это история про рождения Андрея– я писала это 5 недел после его рождения, в 2012м году.)

“Бог, пожалуйста, используй это рождение, чтобы укрепить мою веру ».

Это была молитва, которую Бог вложил в моем сердце в начале моей беременности. И у Него были все планы уже готовые, чтобы ответить на эту просьбу.

Уроки веры начались в течение шести месяцев, когда мы пытались забеременеть. Бог использовал это короткое время бесплодия, чтобы показать мне гордость в моем сердце. И Он также подчеркнул мне эту истину, что Он – Бог жизни. Он действительно лично участвует в зачатие, каждый раз, независимо от того, насколько это кажетья легко или трудно.

Эта беременность была, вероятно, во время самым напряженным периодом в моей жизни. Андре был зачат в июле. В октябре наша церковь открыла реабилитационный центр в нашем доме в селе, и Виталий ездил туда каждое воскресенье по среду. Одиночное родительство– это тяжело, особенно потому, что Виталий очень, очеть вовлечен в нашу семейную жизнь. Затем в декабре наш молодой племянник начал жить с нами после того, как его вывели из дома. Его мама пошла в реабилитационный центр, и он временно поселился с нами. Ему три года, и мы тогда узнали, что у него ДЦП. Он не мог нормально ходить или говорить.

Я рада, что мы приняли его. Это было тяжело, тяжело, тяжело для меня, потому что Виталий часто не был дома из за реб центра, и зимная погода мешала нас идти куда-то, и мы не снимали прямо в городе — и трое детей и очень беременная с четвертым также затрудняли все…. Я думаю, что я много плакала. И иногда я был немного в депрессии.

Чрезвычайно стрессовые события произошли в церкви. Я перестал принимать клиентов по родам тоже, потому что мои эмоции и энергия были так поглощены детьми и моими собственными потребностями, что я не могла брать на себя обязательства перед другими.

Несмотря на стресс, я так благодарна и рада, что у меня была эти испытания в моей жизни. Бог дисциплинировал меня, как спортсмен сам себя дисциплинирует. Он хотел сделать меня сильнее и чище. Его Слово стало для меня очень реальным. Я читал Его и часто плакала. Я ходила на собрании и плакала во время пения, потому что я жила правдой этиз слов, которые мы пели о Боге. «Изнемогает плоть моя и сердце мое: Бог твердыня сердца моего и часть моя вовек. » (Пс. 72:26). Мое сердце и моя плоть изнемогали. Они были истощены и гибли. И Бог был там, Он стал моей силой и моей твердыня.

Я много грешила, я много не успела; я была хорошей мамой, я была плохой мамой. Но в целом для меня это было хорошее упражнение – испытании, которые больно терпеть, но которые усиливают.

Нам сказали, что нам нужно переехать. Мы искали новую квартиру. Мы переехали.

Наша церковь нас поддерживали, готовили еду, смотрели за детьми, помогали нам переехать.

Примерно за неделю до срока мы отправили нашего племянника жить с его мамой в реабилитационнем центре, и Виталий больше был дома. Весна пришла!

Рождение: это была еще одна стрессовая, но хорошая вещь. Мы родились дома с акушеркой первых двух родов. Но на этот раз мы хотели рожать соло. Я всегда была готова пригласить акушерку, но, в конце концов, для меня всегда было лучше родить сами. Но, ответственность есть ответственность.

И особенно потому, что это был первый раз, когда мы сделали этот выбор (рожать сами), это было довольно напряженно. Я должна был выбрать, какой уровень пренатального наблюдения я хотела. Мне была нелегко делать этот выбор. (Но я рада, что сделала это.)

И я тоже хотела, чтобы кто-то обратила внимание на эту беременность, потому что я чувствовала, что едва ли у меня была время подумать об этом со всем, что происходило. Мне действительно очень не хватало акушерки, чтобы ездить на дородовый осмотр, чтобы она сидела цели час и говорила со мной об этой беременности, слушала то, что я переживала, помогала мне сосредоточиться на ребенке и т. д.

Это было также очень напряженно, потому что я боялась говорить об этом и радоваться об этой рождению. Никто не был рад за меня, за то, что хотела рожать без акушерки. И я тоже была именно такая недавно! Но сейчас? … Если кто-то рассказывает мне о том, что они планируют рожать соло, я радуюсь с ними. Им нужна эта поддержка. (И сейчас на ФБ, есть группа поддержки для этого 🙂 )

Под конец я начала говорить людям, которые спрашивали о наших планах по рождению, но сначала я говорила, что они должны просто радоваться за меня, когда они услышить мои планы, потому что я не могла больше справляться со стрессом. Они с любовью согласились. Я благодарна за этих друзей. Моя мама была очень хороша в этом, и это помогло мне тоже. Но все же большинство людей не знали.

Беременность и роды не были полностью без помощи. Я наняла «подруга» (акушерка) в Штатах, которому я могла позвонить или написать по электронной почте со своими вопросами, и мы делали это несколько раз. Она также была доступна во время родов. Она постоянно указывала мне на веру в Бога и помогала мне понять, действительно ли я ощущала проблему, или меня просто мучили нездоровые страхи.

Вот, как я представляла роды: у нас будет довольно короткое, романтическое рождение. Все будет мило и тихо. У меня будет свечи, музыка, запахи – все было готово. Это будет так особенно. …
Но ….

“{Сейчас мы все услышим очень громки, длинный смех. 😀 Помните, что когда мы молимся о вере, вероятно, что ответ будет трудным, сложным, трудным…. Но очень полезно.)

:)

Само рождение было самым болезненным рождением из трех, которые у меня были. Активная фаза длилась 14 часов. (Ранние фазы были около 17 часов до этого.) Ничто не помогло с болью от святок. Не ванна или душ, не позы, не массаж. Я была в темном месте мысленно. Я хотела эпидуральную анестезию, кесарево сечение, хотела умереть. (А это я, несгибаемая, абсолютно естественная дама!!!) Я представляла вновь и вновь, как добираться до роддома, чтоб получить одну или несколько таких вещей. … Я наверно нечего не сказала Виталию, просто об этом думала. Это было что-то. И как прекрасно, что я не могла найти способ! Я сейчас это все уже забыла– 

Примерно на полпути, я была очень смущена, поэтому мы позвонили нашей “подруге” в Штатах. Я объяснила, что я чувствовала так, как я в переходном фазе, иногда потуги, но … что происходить? Она сказала, что женщины могут показаться переходными, но не быть; она сказала, что мне нужно различить в себе, если я просто растерялся, или действительно чувствую проблему. И я сразу поняла, что проблем не было, я просто растерялся.

Вернемся к рождению (как будто мы можем оставить это, ха-ха): забудь тихое, мылое романтическое рождедния. Я кричала со сылою через все схватки. Тужалась около 3 часа. Было много силовых криков. Виталий рад, что никто не вызвал милицию (мы жили в большом жилом комплексе).

(фото: Виталий вешает Андря, весящий в одноразовой пеленке, конечно, и с весами для рыбалки, конечно.)

Мы не знали, была ли беременной с мальчиком или девочкой. Виталий был уверен, что у нас мальчик. Это была его вера между ним и Богом. Я не имела никакая представления. Когда он вышел, это было, конечно, замечательно. Это стоила больше чем все, что пережила. Я родила на четвереньках, и Виталий ловил его и держал. После того, как его тело вышло, меконий выплеснулся на одноразовую пеленку. Но он плакал, розовый, и дышал.

Мой постоянный страх перед этим рождением был дистоция плечиков: это когда голова выхоит, плечи застрялят, и ребенок не может выйти. Как обычно, Бог избавлял меня от всех моих родовых страхов. Его тело соскользнуло прямо с его головы.

Виталий дал мне его через мои ноги, и я положила его на кровать и начала втерать его руками – я просто сделала это естественно, не думая, потому что он был покрыт первородной смазкой. Я разговаривала радостно и сразу заметила, что у нас есть мальчик! Мы быстро вызвали девушек – они все это время играли в зале.

Одна вещь о естественном рождении – самое большое чувство екстаза (из за гормонов) произходить сразу после рождения. Я просто люблю это чувство. Я чувствовала себя так хорошо, так счастлива, так вознаграждена. Это длился неделями.

Виталий, бедняга, у него была вся тяжелая работа после рождения. Но он сделал это так нежно, так тщательно. Он несколько раз ходил в аптеку. Он купил много одноразовых пеленок и он скреплял их вместе, чтобы покрыть матрасы… (Это мужчина 😉 )

Он принес мне фрукты, цветы, сок, сделал несколько миллиардов фотографий, накормил нас всех в течение нескольких дней, и в целом был потрясающим. И каждый час он приходил ко мне, трогал меня и говорил: «ты удивительный – ты это сделала!»

После этого рождения, в отличие от первых двух, я не была сразу готова иметь еще одного ребенка. Ох, боль…. Хотя сейчас, 5 недель после родов, я так наслаждаюсь ребенком– прекрасная мягкость и приятное ощущение новорожденного. … ну, конечно, я могла бы сделать это все занова. Это того и стоит.

Leave a comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *